Отчёт о третьей поездке (31 января — 13 февраля)

Дорогие друзья! Очередную командировку по проекту мы совершили в феврале.
Мы обошли более 150 адресов из наших списков, по многим из них, к сожалению, не живут наши подопечные — умерли, уехали или не жили здесь никогда.01 02Раздали около 60 продуктовых передач.
Первую часть поездки мы посвятили тому, что искали новых подопечных — обходили адреса по спискам.
Мы встретили 78-летнюю Валентину Яковлевну — она живёт одна, говорит, что часто созванивается с сыном и племянницами, но её мобильный телефон, хранящийся в пластиковой баночке из-под плавленого сыра, выглядит так, будто им очень давно не пользовались. Она заговаривалась, иногда начинала ругаться, а когда мы вставали, чтобы уйти, — плакала и просила остаться.

Лидия Алексеевна, 1935 г.р., живёт одна (на фото). 03

К Валентине Николаевне мы приходили не в первый раз. Раньше, когда мы стучались, она не отзывалась, хотя было точно известно, что она жива. На этот раз удалось до нее достучаться, но открыть она отказалась. Сначала кричала из комнаты, что плохо слышит. Наташа написала ей записку и показала через окно, удерживая листок палкой.

04

После этого Валентина Николаевна стала отвечать, что у неё мокрая голова. Так и не открыла.

Не удалось нам достучаться до Ольги с Нефтепроводной улицы. Заезжали несколько раз. По словам ее знакомых, она никому не открывает дверь. По косвенным признакам мы поняли, что Ольга дома, но она к нам так и не вышла.

Еще один тяжелый случай — это Зоя Антоновна, 1937 г.р., и ее дочь Нина Саидовна. Их жилье разрушено, живут они в нескольких комнатах чужого, плохо отремонтированного дома. У Нины серьезные проблемы со здоровьем, но в больницу она не ложится — ожидает, пока ей оформят пенсию, тогда сможет начать лечение. Зоя Антоновна в 2002 году подорвалась на растяжке, на ноге остался большой шрам, в коже рук — осколки (на фото ниже).
05 06

Ольга Николаевна, 1941 г.р., живёт одна. Её дети — в Тверской области. Они не виделись 13 лет. Дети приезжать в Чечню боятся, сама Ольга Николаевна переезжать к ним не хочет.
_DSF5040_kolesnichenko

Мария Семёновна живет одна в совхозе “Родина”. Дочь ее в Тольятти, сын умер.

В один из дней мы ехали по улице и увидели старушку, которая шла по обочине дороги. Она была без пальто, в тапочках. Когда она входила на стройку, мы подошли к ней. Это была Ольга Тимофеевна, с которой мы познакомились в прошлую поездку. Она протягивала к нам руки, в одной держала недоеденный гамбургер, который ей, видимо, кто-то дал, и просила о помощи. Немного придя в себя, она стала говорить, что забыла ключи от квартиры. Мы повезли её домой — это было недалеко. Оказалось, что дома ее сын, пьющий. Мы отправили Ольгу Тимофеевну домой. На следующий день принесли ей готовой еды, теплые ботинки, носки и пальто, попросили ее не выходить на улицу без теплой одежды.
07

Василий Васильевич живет один. Близких родных у него не осталось. После войны он много помогал соседям и знакомым с ремонтом, для этого себе в квартиру приносил доски и другие полезные в этой работе материалы, которые до сих пор лежат у него, превращая жилье в подобие склада. До сих пор Василий Васильевич ходит по знакомым и помогает с мелким ремонтом.

Мы встретили несколько семей.
Зинаида Петровна и Оксана, инвалид, готовили блины, когда мы пришли. Живут они вместе, брат Оксаны уехал в другой город, сын был в школе.

Валентина Александровна каждый день приходит ухаживать за своей мамой Прасковьей Николаевной (на фото), 1928 г.р., у неё высокое давление.
08

Альмира приехала из Москвы, чтобы ухаживать за своей мамой Раимой Гизатулловной, 1932 г.р. На наши похвалы Альмира сказала, что так поступила бы каждая дочь.

Галина Борисовна живет у знакомой, Ирины Алексеевны, потому что ее жилье было разрушено и не восстановлено.

Евгения Анастасовна, преподаватель университета, живет со знакомой, Сирануш Айрапетовной. Домик у нее хороший, живется ей неплохо, студенты ее любят. Среди местных жителей есть подруги. Но иногда, например, когда уезжает Сирануш Айрапетовна, как было и в день нашего приезда, бывает очень одиноко, и, как призналась Евгения Анастасовна, вечерами она плачет в голос.

Виктор Яковлевич (на фото), 1940 г.р., живет один, но к нему иногда приезжают родственники. В следующую поездку просил нас зайти к нему первому.
09

У Марии Семёновны, 1940 г.р., три дочери, две живут в Грозном, одна в Москве. Домик ее был разрушен, восстанавливала своими силами.
10

Во вторую часть поездки мы, в основном, посещали старых знакомых.
Прогулялись с Галиной Федоровной. В магазине она купила любимое молоко — “Новая деревня” и бананы. Когда мы возвращались домой, Галина Фёдоровна захотела пойти в магазин, где ей обычно бесплатно отдают просроченные продукты. Мы стали спрашивать зачем, ведь мы ей помогаем в свои приезды, а наши волонтеры — в наше отсутствие. Она ответить не смогла. Наверное, после нашего отъезда она стала снова наведываться в тот магазин. Дело с электричеством, которого нет в её квартире, пока решить не удаётся. Галина Фёдоровна продолжает приводить квартиру в порядок, после чего можно будет заняться и электричеством.

У Александра Николаевича продолжает ухудшаться зрение. Он планирует на сэкономленные с пенсии деньги походить по разным врачам. Есть и улучшения: он купил проездной на автобус и теперь часто ездит в храм на обед: горячего супа, закусок, да и просто нескольких блюд в обед он давно сам себе приготовить не может.

Клавдия Дмитриевна, живущая в пункте временного размещения (теперь общежитие), сразу нас не вспомнила, но после узнала, обрадовалась нашему приходу. Как и в прошлый раз, она стала рассказывать о своих детях — дочери и сыне. На наш вопрос, почему они к ней не приедут, она ответила, что у дочери нет времени, у нее ответственная работа и т.д. На застеленной кровати стояли портреты родителей Клавдии Дмитриевны, о которых она нам рассказала. На прощание мы подарили ей теплые войлочные ботиночки. Клавдия Дмитриевна очень хочет уехать из общежитися, просила нас забрать её с собой. Одиночество — основная проблема всех старичков грозненцев.

Посетили Татьяну Попову с сыном Витей, инвалидом. У самой Тани проблемы со здоровьем, и ей приходится решать проблемы с жильем, о которых подробно написано здесь.

Очень интересное знакомство состоялось с Шакиром Мингачевичем, который рассказал о том, как еще в советские годы появилась в Грозном татарская община, о своих родственниках-нефтяниках. Шакир Мингачевич живет со своей женой, которая в наш приезд гостила у дочери в Астрахани.
Он рассказал, как тяжело приходилось с женой и детьми во время чеченских войн в Грозном, как они прятались в подвалах, делили скудную еду на всех, а потом, уже после всего ужаса, своими силами восстанавливали разрушенное хозяйство. Вспоминал своих соседей, некоторых из них убили, отняв или присвоив впоследствии их жилье.

Жертвователи передали мобильный телефон для Нины Ивановны: ее аппарат пострадал во время пожара, она могла только принимать звонки, теперь может и сама звонить.

Большой обед мы устроили в трапезной храма Архангела Михаила 7 февраля. Подопечные угощались борщом, пюре с мясом (некоторые старички вообще не покупают себе мяса из экономии), фруктами и закусками. Мы также заказали у местных пекарей булочки на десерт. Галина Фёдоровна принесла портреты, которые она делает, показывала другим гостям, читала свои стихи.
12 13 1411

Несколько консультаций нашим подопечным дал юрист. Все вопросы касались жилья.
Он поговорил с Евгенией Григорьевной. Её жильё на улице Спартака было разрушено во время войны, оно до сих пор не восстановлено, жить в квартире Евгении Григорьевны нельзя: у ее подъезда выстроены только стены. Евгения Григорьевна вынуждена снимать жильё. Фактически у человека нет жилья, что противоречит российской Конституции. Но, по приблизительным оценкам нашего юриста, около трети людей, чьи дома были разрушены во время чеченских войн, находятся в такой же ситуации, как Евгения Григорьевна. На обращения в официальные органы обычно приходит ответ, что программа по восстановлению Чечни уже завершена, а соответственно, и средств на работы по этим статьям нет. Тем не менее, “Мемориал” направила мэру Грозного запрос о восстановлении и благоустройстве дома. За время подготовки этого отчёта мы получили ожидаемый ответ на запрос.

15

 

Юрист дал консультацию и Владимиру Николаевичу, который остался без жилья. К сожалению, оснований надеяться, что запросами и обращениями в суд удастся решить его проблему, нет.
Нина Ивановна также поговорила о своей проблеме с юристом.

Юрист взял в свое производство дело Татьяны Борисовны, которая уже несколько лет не может отсудить свою квартиру у занявших ее людей. Теперь он будет представлять ее в суде.
Пример того, как решаются вопросы с жильем в Чечне, можно увидеть здесь.

На ближайшие три запланированные командировки средства уже собраны, однако если вы хотите сделать еще пожертвование — на дополнительные траты или, кто знает, на еще одну поездку? — можете перевести деньги на счёт, открытый специально для проекта (Сбербанк, 4276 3800 1428 4272). Или, если вы не можете использовать перевод на карту Сбербанка и находитесь в Москве, напишите нам – договоримся о встрече.

Может быть, кто-то хочет передать что-то из одежды, в том числе носочки, или приятный подарок для старичков — свяжитесь с нами в марте. Спасибо!

Финансовый отчёт

Транспорт — 24405 р.

IMG_0793IMG_0794

Продуктовые подарки и продукты для обеда, кастрюля для храма — 36939 р.

В том числе булочки на десерт и одноразовая посуда (1500+310) — без чеков.

IMG_0795 IMG_0796 IMG_0797 IMG_0798 IMG_0799 IMG_0800 IMG_0801

Оплата работы водителя — 20 000 р.15

Аренда жилья — 16000 р.

IMG_0820

IMG_0821

 

 

 

 

 

 

 

Батарейка для телефона Нины Ивановны — 980 р.

IMG_0802

Теплые носки и ботинки для Ольги Тимофеевны — 650 р. (без чека).

Командировочные для двух участников проекта — 19600 (9800*2) р.

Оплата мобильной связи — 500 р.

Итого — 119074 р.