Отчёт о поездке в марте-апреле 2018 года

Накануне очередной поездки по проекту публикуем отчет о предыдущей, которая состоялась в марте-апреле.

Поездка началась с очень печального.

Женщина, присматривающая за дорогой нашей Галиной Фёдоровной, накануне нашего приезда говорила, что старушка слегла. Когда мы приехали, она уже, похоже, не узнавала нас. Лежала на кровати, исхудавшая, с сильно опухшей ногой и животом. Когда спрашивали, что болит, она показывала на голову. Прочитали ей письмо, которое ей передала сестра из Москвы. На следующий день привезли памперсов, но они уже не пригодились. Через день утром мы узнали, что Галина Фёдоровна умерла.

Мы было начали заниматься подготовкой похорон. Как известно, похоронного бюро в Грозном нет. Чтобы предать земле православного человека, нужно обращаться в частную фирму. Мы позвонили туда, нам назвали сумму — 40 тысяч за минимальный набор услуг: забрать тело, привезти на кладбище, вырыть могилу, поставить деревянный крест и венок. В бюджет проекта заложены траты на похороны, и мы готовы были оплатить их.

Мы отправились в морг, чтобы узнать, кто может забрать тело из квартиры. Найти ответственного не удавалось. Сначала нас отправили к участковому, тот переслал нас на префектуру, а там нам снова советовали узнавать в морге. Люди подсказывали, что, видимо, придется заплатить «скорой», чтобы на их карете отвезли тело в морг, где его обмоют и приготовят к погребению.

Но всего этого делать не пришлось. Когда мы приехали в квартиру Галины Фёдоровны, женщина, которая за ней присматривала, сказала, что старушка незадолго до смерти приняла ислам. Это подтверждал сын этой женщины. Мы не могли поверить, что, даже если Галина Фёдоровна и сказала шахаду, она сделала это осознанно. Ещё в прошлый раз, когда мы виделись, она не говорила, что приняла ислам, и в целом была уже сильно больна.

Мы пробовали спорить и настаивать, что её нужно похоронить по-христиански. В квартире собрались местный участковый, заместитель префекта района, родные и знакомые женщины, присматривавшей за Галиной Фёдоровной, сотрудник аппарата уполномоченного по правам человека. Мы сидели у кровати, на которой, укрытая белой простынёй, лежала наша дорогая старушка.

Когда участковый узнал, что мы ей не родственницы, он попросил нас выйти из квартиры.

Мы ожидали у подъезда. Подъехали кадий и член Совета по правам человека при президенте Чечни.

Как все эти люди могли помочь в решении вопроса, непонятно. Они и не помогли никак. Решили, что последнее слово должно быть за сестрой Галины Фёдоровны. Мы позвонили сестре-москвичке. Та сказала, что не против, чтобы Галю похоронили по мусульманскому обычаю. Позже, когда мы говорили по телефону, она справедливо заметила, что другого выбора-то у нас не было, другого ответа дать мы не могли.

Нас пригласили на похороны, но мы не ходили. Только через пару дней мы поехали на кладбище посмотреть на могилу.

Сестра Галины Фёдоровны просила забрать из её квартиры фотоальбом со старыми карточками. Мы привезли его в Москву. Вот некоторые из фотографий молодой Галины Фёдоровны. Пусть земля ей будет пухом.

Умерла ещё одна наша подопечная — баба Феня. Мы узнали о её смерти, когда зашли к ней с продуктами. Дверь в квартиру была открыта, тело лежало на полу под белой простынёй. Три женщины, знакомые старушки, нашли её. Вечером того же дня из соседнего региона приехал сын бабы Фени. Мы дали ему контакты частной фирмы, которая занимается похоронами.


В проекте появились и новые подопечные. Про одну нам рассказали подписчики нашей страницы Вконтакте. С другой мы познакомились в храме. Третью встретили у других подопечных.
В этот раз мы помогли подопечной Марине сделать паспорт. Раньше у неё не было денег на оплату пошлины — 1500 рублей. Она копила с очень маленькой зарплаты в магазине, где работает несколько раз в неделю. Мы свозили ее в город Сунжа (Ингушетия). Там в паспортном столе Марину знали и ждали, когда она приедет. У нее взяли заявление. Марине согласились сделать паспорт поскорее — пока мы не уехали — чтобы мы могли привезти ее забрать документ. На фото Марина с новым паспортом. Теперь нужно думать о регистрации. Сейчас в паспорте она не стоит, и это нарушение.
 
В перерыве между поездками в «Мемориал» пришел ответ по поводу случая Таисии Андреевны (мы писали о ней в этом отчёте). Мы рассказывали, что старушку лишили единственного жилья мошенническим способом, полиция бездействовала. Мы составили обращение на имя уполномоченного по правам человека в РФ, коллеги из «Мемориала» направили его по адресу. Теперь пришли ответы из аппарата уполномоченного и из прокуратуры Чеченской республики. В документах говорится, что «в ходе доследственной проверки были допущены волокита и иные нарушения норм уголовно-процессуального законодательства», несколько должностных лиц привлечены к дисциплинарной ответственности, по факту мошенничества (ч.4 ст. 159 УК) возбуждено уголовное дело. Расследование продолжается.
Мы развезли 93 продуктовые передачи. Помогли с лекарствами 25 человекам. На фото пакеты с лекарствами. Двум подопечным купили компрессионные колготки. Одной оплатили УЗИ.
В дом одной подопечной купили тепловентилятор. По просьбе второй привезли радио — её старый приёмник сломался.
Подопечная Лидия Алексеевна, когда мы зашли проведать её, рассказала, что очень полюбила жевать сухой ролтон, но до неё дошли слухи, что это не очень полезно. Мы подтвердили её опасения и предложили закупить семечек. Она с радостью согласилась. На фото Лидия Алексеевна с приобретениями.
Мы благодарим вас за пожертвования, которые вы переводите. Вся помощь возможна только благодаря вам — тем, кто поддерживает проект.